Рафаил Грач

Рафаил Грач

Грач Р.Д. – (06.08.1932 г. п. бумажников фабрики «Красный курсант» (Мурыгино) Медянского района (ныне Юрьянский) Кировский области – 14.06.1982 г.) Заслуженный мастер спорта СССР по конькобежному спорту (Киров — Свердловск, СКА, ШВСМ – Москва, ДСО «Спартак»)

Серебряный призер зимних Олимпийских игр 1956 года в Картина д’Ампеццо (Италия) в беге на 500м.
Бронзовый призер зимних Олимпийских игр 1960 года в Скво-Вэлли (США) в беге на 500 м.
Участник зимних Олимпийских игр 1964 года в Инсбруке (Австрия), занял 10 место в беге на 500 м.
Чемпион СССР 1960 года, серебряный призер (1956, 1957), бронзовый призер (1958, 1959, 1962).

Рафаил (Рафаэль) Давыдович окончил отделение холодной обработки металлов Кировского авиационного техникума в 1952 году. Службу проходил в Свердловске. В этом же 1952 году присвоено звание «Мастер спорта СССР» по конькобежному спорту. С 1954 по 1957 годы проходил службу в Свердловском Суворовском офицерском училище.
Звание «Заслуженный мастер спорта СССР» присвоено в 1956 году.
Член КПСС с 1962 года.

«В детстве Рафа был хилым, нежным мальчиком, одним словом, маменькин сынок», — вспоминает самый лучший друг Грача, бывший тренер по конькам, бывший заведующий лабораторией кафедры физвоспитания Вятского государственного университета Леонид Кропанев.

Я еще покажу!

…Шел 1948-й год. В группе, надо сказать, он выглядел «белой вороной» — спортом-то до этого не занимался, а другие ребята, в том числе и я, успели уже за различные команды в футбол поиграть. Кое-какая физическая подготовка у нас была. А вот Рафу приходилось нелегко, особенно ему тяжело давались кроссы, специальные имитационные упражнения. Ну, элементарно мучился парень.

Посмотрел, посмотрел на него Пушкарев, предпочитавший заниматься с юными дарованиями, а Грач вроде бы никакой, и говорит мне: «Леня, скажи-ка ты ему, чтобы он больше не приходил на тренировки. Уж больно не координирован парень, нет у него перспективы в коньках, понимаешь, пусть лучше чем-нибудь другим займется». Я передал эти слова Рафаилу. Обиделся он. И, конечно же, ушел, а что ему было делать, раз тренер так говорит. А перед уходом обмолвился: «Ну, я еще покажу!»
И Раф действительно показал. Он побежал. Да еще как! В первый же год занятий выполнил третий взрослый разряд, потом — второй. И Пушкарев изменил отношение к Грачу. Они, несмотря на большую разницу в возрасте, стали чуть ли не друзьями. Чем взял Грач? Настойчивостью, трудолюбием. В то время ему лучше давались средние и длинные дистанции, потому что умел терпеть. А вот в беге на 500 метров, где требовались мощь, сила, он поначалу не преуспел. Это уж потом из него вырос замечательный спринтер и его красивый бег снимали на кинокамеры.

Перед зимней Олимпиадой 1956 года советские конькобежцы приняли участие в репетиционных соревнованиях на льду Давоса: американцы и норвежцы выступили инициаторами проведения малых Олимпийских игр — в день по старту.

Все! Я первый! Я — чемпион!..

«В день старта, когда я думал только о мировом рекорде, — рассказывает в книжке «500 метров» «король льда» 50 — 60 годов Евгений Гришин, — вдруг полил дождь. Ни о каких приличных секундах не могло быть и речи. Тренер посоветовал в забеге с норвежцем Альфом Ествангом отработать только последние сто метров. Не напрягаясь, я зафиксировал 41,1. До официального мирового рекорда оставалось лишь 0,3… Но уже в следующей паре Грач смог улучшить мое время на 0,1… Если Рафаил при дожде чуть-чуть не побил мировой рекорд, следовательно, при хорошей погоде его шансы на успех были основательными. Теперь уже на Грача лег груз — быть фаворитом. Очень нелегкий груз!..

В тот день в Давосе неудачно выступил блиставший в то время Юрий Сергеев, на которого тренеры возлагали большие надежды. Но он проиграл и Гришину, и Грачу. Войдя в раздевалку, злющий-презлющий Сергеев в сердцах сказал тренеру: «Я понимаю — проиграть Гришину. Но здесь-то еще и Грач взлетел».

«Взлетевшего» Грача восхищенные давосцы назвали «примой» и подарили ему дамские золотые часики. А организаторы соревнований наградили Рафаила настольными позолоченными часами.

Вскоре в Кортина д‘Ампеццо начались официальные олимпийские старты. Гришин стартует в первой паре и показывает на пятисотке превосходное время — 40,2 секунды. Юрий Сергеев стартует во втором забеге. Отлично начинает, но улучшить результат Гришина ему не удается — 41,1. Для него — плохо, ведь еще не стартовали Грач, Михайлов и Естванг.
«Обидно, — вспоминает Евгений Гришин, — если сильнейший спринтер мира останется без медали…

А потом… Случилось то, чего не ожидал никто. По радио объявили, что Гришин показал 41,2 секунды — судья-информатор ошибся на одну секунду. На табло же были поставлены правильные цифры: 40,2. И Грач, выходя на лед, даже не посмотрел на табло. Рафаил был введен в заблуждение судьей-информатором. Он был уверен в себе. Если Рафаил имел личный рекорд — 40,8 секунды, то превзойти результат 41,2 не составляло для него особого труда.

Грач пробежал прекрасно — он промчался по 500-метровке за 40,8. Ему казалось, этого достаточно для победы, и он, воздев руки к небу, закричал: «Все! Я первый! Я — чемпион!»

А потом он посмотрел на табло, и радость его померкла”.

На пьедестале почета конькобежцы стояли в таком порядке: Гришин, Грач и Естванг. Юрий Сергеев остался четвертым. Это было 28 января.
А сам Рафа был глубоко разочарован и не знал, на кого сильнее злиться: то ли на себя, то ли на судью-информатора.

Впрочем, серебро тоже неплохо!

Рафаила Грача называли «вечно вторым», и даже его первое место на предолимпийских соревнованиях 1956 года в Давосе, когда он обошел самого Гришина, не изменило мнение специалистов. Рафаил не обижался на подобные высказывания, он знал себе цену и не собирался оставаться «вечно вторым». Бой Гришину он дал на чемпионате страны 1960 года в Алма-Ате.

Долго же пришлось ждать золото! Грач бежал в одном забеге с Гришиным, и он был первым на финише. Гришин дистанцию не закончил — он упал… Вот что пишет об этом сам неудачник:

«Компания спринтеров подобралась очень приличная — Грач, Малышев, Зайцев. Жребий свел меня в паре с Грачом — в забеге и должны быть разыграны две медали. Всем болельщикам и специалистам это было ясно.
Рафаил начал бег отлично. Оба мы набрали приличную скорость. Я немного опережал Грача. Скорость достигла предела. Вот еще сто метров — труднейших сто метров, и все!

Зрители, охваченные азартом болельщика, придвинулись к самой бровке. Первый ряд стоял на снежном валике. В задних рядах болельщики стали бросаться в них снежками, щепками, монетками. Я первым врываюсь на финишную прямую — здесь-то уж я выиграю у Грача.

Неожиданно что-то срезало меня с дорожки, и я на животе быстро качусь по льду. Еду по льду и думаю: «Сейчас мимо меня проедет медаль! Потому что Грач обязательно выиграет золото!» Пока думал об этом, промчался Грач».

Рафаил стал чемпионом страны. Первый раз в жизни. Когда ему вручали медаль, он не удержался:
— Долго я ее ждал!

Вот в таком полном драматизма забеге Рафаил Грач стал чемпионом страны. Гришин упал, но падения забываются, а победы остаются.

Это было 10 января 1960 года.

А 24 февраля на Олимпиаде в Скво-Вэлли начались соревнования конькобежцев. Перед этим норвежская газета «Верденс Ганг» опубликовала прогнозы олимпийских четверок.
Эх, если бы не сбой!

На 500 метров квартет выглядел так: 1. Е. Гришин, 2. Р. Грач, 3. Л. Зайцев (все — СССР), 4. А. Естванг (Норвегия). Но прогнозы не всегда сбываются. Рафаил Грач стал бронзовым призером — 40,4 секунды. Первым был Гришин — 40,2, вторым — американец Дисней — 40.3.

Через четыре года Грач едет на свою третью Олимпиаду, но в Инсбруке он выступил ниже своих возможностей. Занял лишь десятое место.

«Закончила бег ровно половина участников, — сообщал по горячим следам «Советский спорт». – «Второй тайм» открывает Рафаил Грач. Это тоже известный спринтер, и свое имя он уже дважды заносил в число призеров Олимпийских игр. Грач, пройдя начальный отрезок за 10,2, лидирует в забеге. Однако впечатления легкости его выступление не оставляет. И тут еще, как нарочно, на переходе у спортсмена сбой, едва не приведший к падению. Не оправдались надежды болельщиков. 41,1. Теперь такой результат уже у четверых…»

«Эх, если бы не сбой!» — досадовал Рафаил сам на себя. И вспомнился ему забег на предолимпийских соревнованиях, когда тоже был сбой, но тогда он показал 40,8 и занял третье место. Вот ведь как бывает…»

«Вятский край»